warhol

9-18.07.2011 spñ & the end

тем временем.
мы еще раз увидели Барселону и посидели на ночном пляже в Валенсии. мы услышали Portishead с 10 метров.
с грехом пополам переехали поближе к центру, нашли знакомых на этаж выше и теперь сидим, закрывая вечером в пятницу и субботу форточку, потому что орут.
я немного путаю "я" с "мы", но это, разумеется, хорошо.
что-то меняется, хотя время всегда быстрее.

Photobucket

Photobucket

Collapse )

Photobucket

Collapse )


собственно, на этой радостной ноте данный журнал торжественно объявляется закрытым.
даже с периодичностью в месяц он занимает слишком много места, пора менять меблировку.
если я все-таки начну заливать фотографии на фликр, то засуну ссылку в профайл.
не скучайте, меньше жалуйтесь, но не забывайте грустить, а то мы все превратимся в менеджеров по продаже самих себя по лучшей цене.

spring

10-13.06.2011 пх

все-таки удивительны способности человека к присваиванию и консервированию.

потому что будучи на ПХ второй раз, уже невольно начинаешь ворчать, что народу много, понаехало всяких гопников и хипстеров, и, в общем, все выражаемое формулой "ПХ уже не те". и все вроде бы даже правда - количество людей, машин, хипстеров, кафе, фотографов - оно и правда растет. только год назад мы тоже были лишними ровно настолько же - а теперь разве что чуть поменьше.

и мы тоже не хиппи, а слегка уставшие офисные люди. что не так важно.
пусть даже мы не увидели Рому ВПР, зато Умку, которая в 7 утра поет что-то на травке засыпающему десятку людей, а потом с видом умудренной годами тетки идет спать - видели.

Photobucket

Collapse )

Photobucket


год назад миниоткрытием стали Exit Project (в этот раз я все-таки под них заснул).
в этот раз открытием уже вполне себе масштаба - Петля Пристрастия, под которых невозможно просто стоять (и сколько я не слышал таких гитар), а это неизбежное "давание на сцене Яна Кертиса" (обязательное для всех групп, имеющих хоть какое-то отношение к пост-панку) в кои-то веки идет из музыки, а не из стиля (как, например, в позапрошлом, кажется, открытии - где-то трехлетней давности On-The-Go, и куда они делись, к слову).

и в кои-то веки слова Горбачева (то есть - 1, 2) не только воспринимаешь как данность определенного вкуса, а воспринимаешь как единственное верные - особенно про неловкость. при всех несуразностях текстов они понятны на самом интуитивном уровне (от "хочу обратно в ракушку" и смешно, и немного страшно). при всей комичности внешности и голоса вокалиста, похожего на маленького лысого гопника, или, например, гитариста, похожего на высокого Пола Дано - им веришь и не можешь оторваться.


Collapse )


есть что-то неправильное, но неизбежное - в переводе дискурса в понятия силы и искренности.
когда смотришь на сцену, и чувствуешь, что вся эта музыка полна прущей из них энергии, а иногда смотришь - то же самое, а не полна. нет ее, этой энергии, и все. когда смотришь, как он дрыгает ногами и потирает лысую голову - и веришь. веришь - и все тут.

что, например, характерно, - когда я слушаю группу Padla Bear Outfit, - в голове остается только одно слово - говно. ну говно же. а дело только в том, что ни одному слову этого мальчика-истерички я верить не могу. но "верю - не верю" - игра еще более ненадежная, чем "говно - не говно". а другой игры, кажется, во всей подобной музыке и не остается.
warhol

everybody cares, everybody understands


1. "Угнетение, невозможность терпеть несправедливость и в то же время невозможность справедливости, подавленный праведный гнев, коллективные и личные фрустрации — суть корейской культурной концепции «хан». «Хан» иррациональна и — как считают корейцы — не объяснима словами. Если подбирать знакомые аналоги, «хан» похожа на русскую тоску, только у корейцев больше агрессии. Она пронизывает все национальное искусство, от народного пения до современного кино. Когда в «Олдбое» Пак Чхан Ука О Десу, вместо того чтобы отомстить обидчику, отрезает язык самому себе, — это «хан»". отсюда

2. В конкурсе "самое красивое в мае" на втором месте все равно девочка с пистолетом.

Photobucket

3. А на первом все-таки эта гроза дорог.

Photobucket

4. Фильмы мы не смотрим, зато читаем openspace, так что можем разбрасываться цитатами из Соррентино: «Кажется, теперь в мире уже никто больше не работает, все занимаются творчеством».

5. Но на самом деле и кино тоже попадается. Представьте себе фильм Армагеддон (тот самый, с Уиллисом и Эффлеком), в котором не перетянуто ни одного кадра. А вместо главных героев - 4 старика за 60, и все это с той тонкой иронией, которая может быть только сквозь прищур Иствуда. Когда серьезно (потому что по-другому он не умеет) и несерьезно (потому что не дурак) одновременно. И получите Космических ковбоев.

Photobucket

6. Махмуд Эйвазов, проживший как будто 152 года, объяснял, что он "никогда не пил, не курил и не врал". курить мы все когда-нибудь бросим, и пить перестанем. а вот врать..

7. Когда бросаешь курить, кстати, обретаешь на одну свободу больше - свободу "не курить", и на одну меньше - "покурить". И, в общем-то, остаешься при своих.

8. С бесконечным процессом переставаний и бросаний невольно рассчитываешь на то, что на их место придет что-нибудь другое. А иногда все равно стопоришься в ситуации, когда хочешь - потому что нужно же что-нибудь хотеть, и решаешь - потому что нужно же что-то решать.


9. Есть одна ситуация, когда человек может жалеть о чем-то вслух - когда для достижения одних целей что-то пришлось принести в жертву, и, спустя года-годы, ни разу не усомнившись в выборе, человек меланхолично грустит о том, что нельзя повернуть в две стороны одновременно.

10. Иногда мне кажется, единственное, чему действительно удается учиться - поменьше чего думать вслух. А хочется при этом научиться совсем другим вещам - например, захотеть чего-то и через месяц хотеть этого так же. То есть просто быть прямее.

11. И есть что-то жестокое в том, когда точно знаешь, что писатель пишет, потому что не может не писать. А ты не пишешь, потому что можешь этого не делать. И это, разумеется, не про литературу. Точнее, далеко не только про нее.

spring

tomorrow is saturday and sunday comes after ... wards

очень много хочется перестать делать насовсем. это как начинать новую жизнь, но по мелочи.
вот хочется перестать пытаться обсуждать политику. хотя бы, скажем, на год.
ну да, это очень скучно. что понятно, кто в нынешних условиях игры делает что-то хорошее, а кто плохое. вот только плохих и хороших среди них нет - либо мерзкие, либо убогие, в лучшем случае - деловые.

но да. для кого, с кем и зачем разговаривает Грызлов, это конечно, вопрос десятилетия:

"Он назвал «одним из ключевых в современной истории отечественного парламентаризма» тот факт, что председатель партии парламентского большинства, номер один в списке «Единой России» Владимир Путин является председателем правительства. «Никогда раньше в России не было настолько тесного взаимодействия между правительством и парламентским большинством, сформированным на основе одной партии в итоге конкурентных выборов», - заявил Грызлов, отметив, что новая система взаимоотношений между парламентом и правительством демонстрирует потенциал развития политической системы страны."


а тем временем уже неделю как хочется обсуждать погоду, которая в кои-то веки не источник апокалиптических предсказаний, а живые волны счастья.


а вот и назрел главный вопрос. не зовет ли кто в воскресенье на дачу?!!
  • Tags
warhol

song for nobody part 2

еще в 94-м году было примерно последнее время, когда считать, что мир - говно, было круто.
причем не сказать, чтобы после этого не находилось кучи людей, которые считали так достаточно громко - но настолько круто это уже не было.

Oasis свое появление и популярность объясняли тем, что люди и они сами устали от гранджевой унылости. к сожалению, я расслушал братьев Галлахер и ничего не могу сказать против них самих, но совершенно точно толпа брит-поповых адептов, никуда не девающаяся уже лет 15, куда унылее.
вообще, стоит признать, что с течением лет пететично возмущаться несовершенством мира явно кажется глупым и, ну глупым, да. но от бесконечных "позитивных" подходов, настроев и тенденций тошнит тоже все больше.

все контркультурные взрывы - истории красивых и как-то лично обидных разочарований. которые все были заложены изначально - в зависимости от того, на какой ненависти они были основаны.

хиппи, по большому счету, ненавидели родителей, панки ненавидели, скорее, классово-культурный снобизм, а гранджеры ненавидели то ли себя, то ли мир целиком. хиппи хотели изменить мир, панки хотели показать ему средний палец, а гранджеры хотели, опять-таки, непонятно чего - отпочковаться от него и так или иначе - умереть. хиппи изменить ничего не смогли, и довольно хрупкая кислотная идиллия просто сломалась года за 4, панковский пролетарский протест заканчивался с выпуском первого успешного альбома, да и цель была мелковата. а гранджеры просто остались живы. во всяком случае, их часть.

если подумать, то Боб Дилан был кем-то вроде Моисея, который вывел евреев из Египта, взошел на гору, потом спустился и сказал "да ни хуя там нет, 2 козы пасется и все, я пошел прогуляться". и ушел. Сид Вишез был языческим героем - тем, у которого нельзя найти ни то что морали, а вообще ничего хорошего - кроме какой-то стихийной силы. ну а Курточка-наш-Кобейн, это, простите - Иисус. отстрадал за нас, сирых и убогих, а мы остались живы, и вот - живем себе, надо же.

Photobucket


warhol

song for nobody part 1

когда-то, когда между моим подъездом и следующим располагался видеопрокат, не было торрентов, зато с 9 до 11 были кассеты по 20, кажется, рублей в сутки. там было 3 кассеты на весь видеопрокат - из серии "Культовое кино", с золотистыми звездочками по широкой стороне. из трех я точно помню, что одна была - "Безумный Сесил Б.", а вторая - "Трахни меня". первый фильм - гениальный, а второй я так и не посмотрел. третий точно посмотрел - но что за фильм был, уже не вспомню.

за те три года, пока видеопрокат, не перешел на DVD, не распродал кассеты, потом не разорился и не заменился на комиссионный, потом на аптеку, а потом опять на комиссионный, - я научился отличать по обложкам, понравится мне фильм или нет. даже не читая аннотации. в том время интернет у нас был херовый, журнала "Афиша" еще не существовало (как и сайта "Кинопоиск"), и проблема была ух как актуальной. не говоря уже про отсутствие лайков и ретвитов.

среди мест, где нас нет, самые удобные - во времени. а из них самые - там, где нас и не было. как, например, нас не было в 1968, но очень хочется. есть у каких-то "годов" ихняя особая магия. понятно, что, скорее - у пятилетий, но годами красивее. все чаще у возникает меня ощущение, что 94й год - это последний год, когда мир был живым.

начать можно, конечно с того, что в 94-м году были сняты, возможно, 2 главных фильма 90-х - Криминальное чтиво и Чунгкингский экспресс, были сняты Прирожденные убийц - самый адреналиносодержащий фильм, который я знаю и до которого самому "Адреналину" - как до Луны (несмотря на все достоинства), был снят Форест Гамп как памятник прекрасной киношной наивности, был снят Леон и Король лев, были сняты Утомленные солнцем, в конце концов. а заодно с ними - огромное количество уже ностальгической херни типа Интервью с вампиром, Маски, Скорости, Звездных врат и Ворона.

но дело даже не в "самых" и не в "главных".
не удержавшись, я и правда посмотрел Shopping - первый фильм режиссера "Обители зла" (за него, как известно, ему пожизненный респект), а заодно Джуда Лоу. и в очередной раз пытался сформулировать, в чем состоит "культовость". почему культовый - это фильм "Голод", а не фильм "Взвод". и почему в 1994-м каждый фильм хочется этим самым культовым назвать. посмотрите же, черт возьми, на очки:

Leon

Photobucket

Collapse )


"культовый" - это когда ты говоришь "вот это круто" и из принципа не пытаешься объяснить, почему. и если тебе при этом верят - начинается "культ". когда слушаешь диалоги (это в Шоппинге) из жанра "- Ты нарываешься на неприятности. - А что еще в жизни есть?", то начинаешь смотреть на еще более противного в молодости Джуда Лоу как надо - как 13-летняя левочка на мальчика с сигаретой и в кожанке.

чтобы делать что-то культовое - нужно в него самое верить.
не зря Бессон смог снять еще только 5й элемент и окончательно разучился снимать фильмы, наполненные фразами про "жизнь всегда такое говно, или только в детстве?" настолько правдиво. через год, в 95-м, - произошло последнее громкое заявление в кинематографе, похоронившее старое кино и так и не создавшее нового (типичная и характерная ситуация, да).

тот же Cecil B Demented в своем 2000м году был уже просто лишним.
так давно перестали снимать и, заодно, перестали смотреть.
да и в самом фильме смеялись над собой гораздо больше.
и дело не в том, что смеяться над собой плохо - наоборот. просто это, как и любое сомнение, иногда - убийственно.

ну, а то, что в 94-м году застрелился Кобейн, через два года окончательно сторчался Лейн Стейли, записав в 95-м лучший альбом гранджа, тема уже отдельной телеги.

warhol

(no subject)

Photobucket

photos by Christopher Wahl

Collapse )

Апдайк чем-то очень напоминает Паланика. Максимум, как у меня получается сформулировать "чем" - это "навязчиво гипертрофированной физиологичностью". У Паланика они все время блюют, жрут таблетки, отстреливают челюсти и делятся друг с другом и читателем wiki-advanced на тему того, что будет, если сделать то, что вы никогда не делали (и не сделаете), но на самом деле это возможно. Причем делается это с пулеметной скоростью (методом заваливания непроверенной информацией) и на грани истерики. Несмотря на это, Паланик - это как абсент: его не имеет особого смысла критиковать. Его можно просто иногда выпить.

У Апдайка (в Кролике, благо ни до чего другого я не добрался) героев все время тошнит, у них кружится голова, пульс бьет в висках, им не хватает дыхания, у них обостряется обоняние, кожная чувствительность, чувствительность к свету и звуку, они потеют и им все кажется липким - и прочая, и прочая. Даже лямка сумки - обязательно вгрызается в плечо. Заодно появляются незлобивые галлюцинации и прочие симптомы, кажется, тревоги - но в патологических масштабах.

Но дело в том, что у Паланика мысль на все книги, кажется, одна - то есть что-то типа "наше общество невыносимо скучно и отвратительно одновременно, зато наши культурные рамки вилами на воде писаны, и, если вы помните об этом и включаете фантазию, то счастливы вы вряд ли будете, и даже вряд ли все хорошо закончится, но точно будет повеселее". У Апдайка мыслей явно больше, книги вдвое толще, и вообще писал он на 30 лет раньше (что само по себе уже хорошо), и все время чтения ты не можешь избавиться от ощущения, что убери эту кинестетическую истерику - и получится смесь Фаулза и Сартра. А получается Паланик.

Так что вот напоследок еще 2 жизненных цитаты.

"Трудность общения с остряками состоит в том, что они смешивают то, во что верят, с тем, во что не верят, лишь бы скорее произвести желанный эффект. Странно, но она ему очень нравится, хотя и набрасывается на него так же грубо, как на свое грязное белье. Но в том-то и дело, что для нее это одно и то же. В отличие от миссис Спрингер, она его, в сущности, просто не видит. Она в конфронтации со всем миром, и, защищенный ее необъятным сарказмом, он может спокойно говорить, что ему вздумается".

"Так вот что я могу тебе сказать, - говорит он. - Когда я сбежал от Дженис, я сделал интересное открытие. - Слезы пузырями вытекают у нее из-под век, во рту застрял отвратительный вкус воды из бассейна. - Если у тебя хватит пороху быть самим собой, то расплачиваться за тебя будут другие".

Photobucket

photos by Mike Peters

Collapse )


И еще маленькая реплика в стиле непобедимого (а также единого и неисповедимого) КО.

Реклама, конечно, суровая опора общества потребления, но не только. Она оплачивает, по сути, весь информационный поток. Те же газеты и журналы (уже довольно долгое время неспособные окупаться за счет продаж) существуют либо в счет рекламы, либо в счет спонсорства, чаще всего подразумевающее однозначную идеологическую зависимость. Причем в этом случае реклама - единственные user-generated источник, а потому является свободным в демократическом (а не снобистском) понимании этого слова.

Если бы не было рекламы (на самом деле мысль появилась в голове недели три назад в связи с этим, но там же и заблудилась), то качество информационного потока, который мы потребляем, было бы на порядок хуже. Скажем так - скорее всего, тех же журналистов было бы немного меньше, а вот платили бы им намного меньше, и, следовательно, это была бы не шибко конкурентная среда. То есть само существование информационного века напрямую связано с рекламой. Да и смысл рекламы - в открытии нового областей и ранжировании одинаковых продуктов (все это в голове потребителя) - это и есть стандартный информационный поток. Только материально обеспеченный.
warhol

в копилку

это лучшая фотография, которую я видел за не знаю сколько времени.
в ней невероятное внутреннее напряжение. при простой и статичной картинке.
в общем, я мог бы долго про нее разглагольствовать, но вот за такие фотографии фотографию и можно считать искусством.

Photobucket

photo by William Albert Allard


а это просто хорошие.
и простите за не_под_кат, но их нужно смотреть именно так.

Photobucket

photos by Viktor Kolář

Photobucket

Photobucket


и заодно: Shorpy.com - архив оцифрованных очень старых фотографий.